Неврология: врач невролог А.А.Пономаренко

Выведение пациента из летаргического сна, методом RANC.


Работая над статьями сайта по разным темам, мы не могли не коснуться такого состояния, как летаргия. Тем более что нам посчастливилось наблюдать типичный её случай и применить разработанный врачом Пономаренко А.А метод к пациенту «проспавшему» 3 месяца.


Это было, как вспоминает врач около 5 лет назад, в 2007 году. В то время он уже третий год работал неврологом в городской поликлинике N 14 города Краснодара. После проведения приёма пациентов, он обычно навещал на дому пациентов, на которых поступали заявки от них самих, их родственников или участковых терапевтов.


Во время приёма в поликлинике, к нему подошла одна из наших участковых терапевтов и попросила посмотреть на дому парня, который с её слов находится в каком-то странном состоянии, как будто в мозговой коме. Помню, что, как обычно во время приёма, времени на общение не было, поэтому она оставила ему его адрес и ушла. Официально приём заканчивался в два часа дня, но, как правило, врачу на полтора, два часа приходилось задерживаться. Дом, куда ему было нужно зайти, находился метрах в двухстах от поликлиники.

Когда он вошел в квартиру, его встретила мама больного и провела меня в комнату, где он находился. В постели лежал молодой парень с закрытыми глазами и как будто спал, было около 16-17 часов. Мать рассказала, что буквально вчера он утром отправился устраиваться на работу, откуда через несколько часов вернулся нервным, возбуждённым и улёгся спать, ничего подробно не рассказывая. Сказал только, что там над ним, то ли кто-то посмеялся, то ли отругал его. Ему она сказала, что сын её очень впечатлительный и на разные несправедливости очень остро реагирует.


До того, как он стал работать в поликлинике, он шесть лет проработал на скорой помощи, поэтому насмотрелся всякого. Первым делом, врач выяснил у матери насчёт алкоголя и наркотиков, поскольку никаких следов травм у больного не было, которые могли бы вызвать кому. Но она сказала, что её Виталий даже не курит, так как он человек верующий, но не фанатично.

Врач пытался вступить с ним в контакт, растормошить, однако, он не реагировал на слова, не реагировал и на боль от прикосновения иглы неврологического молоточка. Зрачки при поднимании его век, на свет реагировали, но при этом он закатывал глаза. Рефлексы, артериальное давление, пульс, всё было в норме. Мышечный тонус, также был обычным, как у расслабленного, спящего человека. В общем, он производил впечатление человека, который тщательно притворяется, что спит, однако его реакция на боль от иглы и щипков за кожу была практически нулевая.


Врач Пономаренко А.А видел людей в истерических припадках, которые очень напоминали его состояние, но они, как правило, вступали в контакт и были в той или иной мере обеспокоены своим состоянием и несмотря на утверждения, например, что не чувствуют ног, на боль реагировали отдёргиванием. Виталий же на довольно значительную боль не проявлял никакой реакции. То, что это не кома он понял, но что это летаргия, мне и в голову не пришло. Он никогда не видел такого в связи с исключительной её редкостью, да и, кроме того, мать тогда скрыла от него тот факт, что в таком состоянии, он находится не сутки, а три месяца подряд.

Поэтому он решил, что это какой-то своеобразный истерический припадок (хотя, а что такое кстати истерия?). Учитывая неизменный положительный эффект от применения инъекций в межлопаточную область при настоящих коматозных состояниях и истерических припадках в том числе, он решил выполнить процедуру ему, тем более что она отлично снимает головную боль, на которую со слов матери он жаловался до этого.


Врач Пономаренко А.А объяснил Светлане (матери Виталия), что хочет сделать несколько уколов в мышцы между лопатками, от которых ему станет лучше. Несмотря на явное беспокойство, она согласилась на необычную процедуру, полагая вероятно, что он, как врач знает, что делает, и вреда не будет. Они перевернули его на живот, прощупал трапециевидные мышцы, которые в некоторых местах были напряжены. Обычно эти напряженные места настолько болезненны, что люди вскрикивают от несильного прикосновения, но он и на эту боль практически не реагировал, что показалось ему удивительным, так как вытерпеть эту боль и скрыть свои ощущения невозможно. Однако он не реагировал.

Точно не помнит, сколько он тогда сделал инъекций, приблизительно около десяти с каждой стороны. Тот, кто на себе это ощущал, (а он испытал их на себе более, чем кто-либо, пока удостоверился в их безопасности) знает, что это, хотя и короткая, но настолько своеобразная боль, что не показать вида, что ты её испытываешь, людям не удаётся.

Не сказать, что его состояние резко поменялось, однако было заметно, что его это «пробрало». Когда кровь в местах проколов кожи перестала идти, они перевернули его на спину и оставили в покое. Врач всегда очень сочувствует тем, кому выполняет эти процедуры, и когда она заканчивается, то он сам чувствует физическое облегчение, ведь хоть и с благими намерениями, но всё же делает больно. Чуда не ожидали, так, как знали по опыту, что положительные изменения, например, при инсультах происходят порой спустя несколько дней. Конечно, он не подозревал у него ничего подобного, иначе настоял бы на госпитализации. А Виталий всё так же оставался лежать в кровати. Он измерил давление, пульс, которые оказались в норме, дал рекомендации и ушел.


Дня два-три спустя, Светлана заглянула к нему в кабинет, когда он вёл приём, в нескольких словах сказала, что ему намного лучше и попросила, чтобы он ещё раз их посетил. Когда врач пришел к ним в тот же день, то не удивился, заметив разницу. Виталий, правда, лежал в своей комнате, но это был совершенно обычный человек. Они поговорили с ним.

Он показался ему человеком замкнутым и стеснительным. Сам активно не жаловался, но при расспросе сказал, что чувствует себя очень слабым и накануне после купания в ванной, даже упал. Истощённым он не выглядел, так, как был человеком «спортивного» телосложения.

Жаловался также на головную боль, и врач предложил ему сделать ещё несколько уколов, на что он без уговоров, но и без энтузиазма согласился. При проведении этого сеанса он заметно крепился, чтобы сильно не стонать, но так как уколов было не больше десятка, а делают их обычно один в секунду, то всё быстро закончилось. Все показатели его были в норме, слабость же - это то, чем обладают все больные люди, поэтому он пожелал ему выздоровления и простился.


Через несколько дней, он опять посетил их квартиру по просьбе его матери. Светлана просила посмотреть её младшего сына, которому тогда было лет 14, насчёт его головных болей. Когда врач пришёл, Виталия дома не было, он куда-то пошел по своим делам. Врач осмотрел и поговорил с его братом, сделал ему лечебную процедуру, так же около 20 уколов, в общем, ничего особенного. Затем они разговорились со Светланой, и она призналась, что Виталий «проспал» три месяца. Не сажать, что Пономаренко А.А был поражён, но удивлен, конечно. Но поскольку «виновника торжества» дома не было, то он не смог узнать подробности у него.

Его тогда удивило другое, как мать могла держать его дома и никуда не обращаться, но поскольку она человек верующий, то эту, на его взгляд, странность он записал на счёт особенности мировоззрения. Кроме того, она сказала, что недавно похоронила маму, и к больнице у неё осталось негативное отношение.

Да и кроме того её логика была понятна, ведь просто спит, не говорит, в туалет не просится, но выглядит здоровым и возможно скоро поправится. Просто, когда это затянулось на три месяца, она встревожилась.

Тогда врачу стало понятно, что это была летаргия, но знаете, он не изумился, потому, что в то время у него было больше поводов изумляться, наблюдая за «чудесами» у больных эпилепсией, и постинсультных больных, а также больных с синдромом Паркинсона, и других странностях от применения его метода RANC. Поговорили и распрощались. Потом он видел Светлану один или два раза у её подруги, где бывал для лечения очередного пациента. Виталия я после этого видел лишь однажды, в поликлинике, где он сидел в очереди на флюорографию. Когда врач проходил мимо, он его не заметил, или постеснялся и вид сделал, но это часто бывает, все люди разные.


Конечно, ему сейчас, когда он понял, как работает его метод RANC, и когда на протяжении 13 лет он видел множество случаев «чудесного» исцеления и привык, что это норма, странно смотреть телевизор, слышать высказывания врачей, читать о неизлечимых и беспричинных болезнях. Летаргия, как состояние, связанное со снижением активности ретикулярной формации на фоне стресса, является, на его взгляд, заболеванием несущественным. Это не только потому, что она редко встречается, а потому, что нарушения при этом настолько минимальны, и так легко убираются, что поражаться стоит не тому, что люди порой проводят годы в таком положении, а тому, что никто не видит связи между простыми определениями из энциклопедии.


Если оставить в стороне рассуждения о душе человека, то все остальные явления нашей психики и жизнедеятельности обязательно привязаны к каким либо структурам тела, или мозга, который телом управляет.


Сведений накоплено много, во всяком случае, вполне, на наш взгляд, достаточно, чтобы не говорить, что летаргия - заболевание загадочное и причины его неизвестны.


Как неизвестны? Даже исходя из определения, что это состояние представляет собой очень продолжительный и глубокий сон? После такого перечисления основных признаков летаргии, как-то странно читать о том, что это заболевание, причина которого неизвестна науке. Если при повреждении, каких-то отделов мозга в результате травмы или интоксикации мы наблюдаем определённые симптомы, то ничего чудесного нет и в том, что возникновение этих симптомов без заметных признаков органического поражения мозга не может случиться без того, чтобы эти отделы мозга не перестали выполнять свои функции.

Мы как-то забываем о том, что мозговые клетки могут находиться в таком состоянии, как парабиоз, для которого характерно поддержание собственной жизнедеятельности, без выполнения иных функций. Фактически с точки зрения функциональной активности эти клетки ничем не отличаются от мёртвых. Это тоже не новость, и ни у кого сомнений не вызывает. Остаётся лишь удивляться, почему не поражает воображение гастрит с пониженной кислотностью, возникший на фоне стресса, а остановка сердца и смерть у футболиста во время матча так удивляет. Вероятно, тут всё дело в тяжести последствий. Смерть всегда поражает своей нелепостью, хоть и встречается не реже гастрита.


Мы просто настолько привыкли жить в атмосфере напряженности, что считаем это нормальным, если от очередной неприятности не заболеваем серьёзно, или замертво не падаем. Однако это не означает, что лавина разрушений не катится в нашем организме. По большому счёту дело только в том, что наш мозг устроен достаточно прочно и способен к определённому само исцелению. Но всё же всему есть предел, что мы и наблюдаем, когда различные системы организма, отказывая, ведут к болезням.


Всё, о чём мы говорим, давно известно, остаётся открытым как всегда главный вопрос «ЧТО ДЕЛАТЬ?» Не хотим сейчас касаться темы о предотвращении вызываемых стрессами нарушений, хотя и имеем по этому поводу свои идеи. Скажем только, что такие возможности мы видим, но пока не сможем с фактами на руках говорить об их практической реализации, то и не будем начинать.


Хотим сказать именно о том, что уже достигнуто и проверено на практике.


В каждой статье сайта мы стараемся ещё раз, разными словами доносить простую мысль, что практически на любые нарушения в нервной системе, вызванные внешними или внутренними факторами, которые у современного человека вызывает стресс, вызванный не реальной угрозой жизни, а его умозаключениями, мы можем повлиять через ретикулярную формацию ствола мозга.


Слишком просто, чтобы поверить, но все-таки это так. Ещё раз напомним о стимулирующем влиянии на ретикулярную формацию нашатырного спирта на ватке, поднесённой к носу. «Пробуждающий» эффект от раздражения незначительной зоны слизистой носа объясняется стимуляцией ретикулярной формации через тройничный нерв, ядра которого, как и ядра формации залегают в стволе мозга.

Только такой способ воздействия ограничен тем, что не позволяет без риска повреждения, оказать более сильное воздействие. Единственное место, через которое мы можем «безнаказанно» влезать в ствол мозга и через ядра ретикулярной формации «добираться» ко всем стволовым, подкорковым и корковым центрам головного мозга, а по нисходящим путям и к спинному мозгу, это трапециевидные мышцы, управляемые добавочным нервом, который как никакой другой имеет теснейшие связи с ретикулярной формацией.


То, что это даёт прекрасные результаты и в том виде, в котором применяется нами более 13 лет абсолютно безопасно, мы уже привыкли и считаем нормой. А каковы перспективы, и есть ли они у этого метода? Несомненно, есть, просто для того, чтобы избежать метода проб и ошибок, когда годами приходится накапливать наблюдения, необходимо при помощи сканирования мозга методом Функциональной Томографии выяснить, с какими зонами и структурами мозга связаны отдельные участки трапециевидных мышц, составить их «карту».


Под контролем того же сканирования и лабораторных показателей следует определить необходимую силу, частоту и точную периодичность воздействия для получения положительных результатов, при конкретных заболеваниях.


Нуждается в проверке также выяснение оптимального порядка проведения гиперстимуляция, при лечении нарушений в работе внутренних органов и болей в теле. Следует точно определиться, в каких случаях лучше сначала проводить воздействие через спинной мозг, посредством гиперстимуляция мышц, то есть «снизу вверх», а в каких случаях эффективнее использовать схему «сверху вниз», воздействуя сначала на ретикулярную формацию ствола, а уже затем на сегментарные структуры спинного мозга.


Работы в этих направлениях много, но все труды, несомненно, будут тут же, ещё до полного завершения щедро вознаграждаться получаемыми доселе казавшимися недостижимыми результатами.


Не написать статью о таком редком заболевании как летаргия, которое удалось наблюдать врачу Пономаренко А.А и с успехом использовать свой метод воздействия (RANC) для его лечения, просто не могли. Все прошедшие с тех пор годы, он помнил об этом случае, тем более, что почти в то же время он наблюдал ещё один поразительный клинический случай, также имевший отношение к летаргии. Чтобы не загромождать эту статью, мы описываем его отдельно в статье «Хроническая ишемия головного мозга», тем более что судьба её героини, несмотря на удивительный возраст, сложилась и складывается не в пример удачнее, чем судьба Виталия.


Поскольку семья Виталия переехала жить в другой конец Краснодара, а телефона он не имел, то он решил разыскать его, через подругу мамы Виталия, адрес которой он хорошо помнил. Какова же была его радость, когда приехав по адресу, он встретил там саму Светлану, и она согласилась рассказать на камеру, как всё было. (последние видео-отзывы о методе лечения RANC можно посмотреть на сайте в правом боксе "Видео отзывы" или все видео отзывы на Youtube)


Только при этой встрече узнали другие подробности. Был очень удивлён, что Виталий оказывается к моменту, когда он застал его в летаргическом сне являлся инвалидом 3 группы по шизофрении. Один-два раза в год у него случались обострения, когда его мучили головные боли, бессонница, кода он, теряя контроль над собой, пускался бродяжничать. Неожиданной приятной вестью было то, что со слов Светланы он после проведённых мною процедур год чувствовал себя хорошо и лишь после череды скандалов на фоне собственных семейных неурядиц, он опять сорвался в безумие.


В настоящее время он находится в городе Омске, в специализированной психиатрической клинике.


Итог истории печален, единственное, что для нас во всей этой истории стало светлым местом, это то, что шизофрения, с которой мы не сталкивались до этого, на взгляд врача Пономаренко А.А ничем не лучше летаргии, болезни Паркинсона, или ишемии мозга, и при её лечении методом RANC, думаем, что эффективность будет никак не ниже, чем, при этих заболевания. Во всяком случае объективных теоретических преград для этого нет, а свидетельство Светланы, о годичной ремиссии у Виталия, лишнее этому подтверждение.